Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

highsky

(no subject)

Позвонили из поликлиники – вам пора вакцинироваться. Отказался. Пусть даже этот Спутник нормально разработан, но не доверяю тому, как он делается на фабрике.
highsky

На следующий день

Отошедши после некоторого похмелья понял, что увидеться с друзьми очень даже классно, пусть и ехать мне особо не хотелось, и настроение я так и не поймал. Но тем труднее было переключиться на обычную жизнь в своей норе. Сегодня я так и пробалансировал вправо-влево, с небольшим привкусом меланхолии. Тем более надвигаются два карантина – вирусный и погодный. Весной я много ездил и ходил тут и там, где никто не помешает. Сейчас может быть сложнее, если все же закроют. Сегодня услышал по радио о выживании в карантине – главное, режим. Это очень правильно, несмотря на «не хочется», надо делать что положено, а такого обычно накапливается много. Всякие созерцательные досуги типа почитать-посмотреть в прошлый карантин не пошли, а вот физическая активность была очень к месту. В-общем надо очень стараться, чтобы остаться нормальным человеком)
На видео, которые прислал Игорь, видны мои последствия всегдашнего смешивания – самый согнутый и непрямоходящий. Не очень-то приятно. Фото Витя пока не прислал, но там ничего нового)
Единственное, что я сфотографировал, это обычно мы догоняемся на улице

Игорь снимал, это не улица, а двор часового завода. В эту сауну мы ходим уже лет 15

Прощаемся, Игоря видно в конце
highsky

10 лет памяти

Сегодня 10 лет со смерти отца, или бати, как он сам звал своего отца. Примерно в это же время, вечером, но я не специально, так получилось. Вот собираю последние крохи воспоминаний, которые можно перевести в слова. Я часто прохожу мимо его хирургического отделения, где он работал и умер. Привет, говорю, как там операция идет? Вот в таком духе. А больница-то почти пустая после «оптимизации», видел бы он это.
Вспоминаю, как в далекие 60-е мы с ним ходили на весенние разливы, фотографировались. Потом сидели в темной комнате, печатали микрофото размером с сигаретную пачку. Другой бумаги что ли не было? Были у нас тогда старые-добрые Смена и ФЭД, где они сейчас? Папа все и всегда аккуратно хранил, одно к одному, а вот фотики не сберег. А где велосипед, на котором он врезался в грузовик так, что погнул раму? А где боевой орден Красного Знамени? А где макинтош, купленный на первую стипендию? Где вообще наши чудесные времена? А как у него в Воронеже на встрече выпускников сперли чемодан? А как в 35гр. мороза он поехал в Москву без перчаток и с дипломатом? Да уж, были разные времена.
Помню, как папа плакал, а я ругался, что они с мамой работу по дому отдают на сторону при мне, живом и здоровом. Я – ну как же так? А папа – ну у тебя же много своей работы. И плакал он потому, что он был уже болен и стар, а я слишком далеко зашел. Та картина до сих пор мучает, но что делать, так бывало.
Или помню, как папа никогда не хотел лечить меня, даже что-то объяснять. Как я ни пытался понять, никак не мог и очень обижался. А все дело было в том, что врачи ни в коем случае не лечат близких, чтобы не страдать потом всю жизнь, если что не так.
Он полностью выкладывался на работе, даже слишком, домой приходил очень уставший всегда, но никогда не подавал вида и не загружал нас ничем. Просто часто уходил в свои мысли, пользовался любым моментом, чтобы побыть в покое, постоянно отъезжал один в санатории и т.п.. Любил природу, много ходил-гулял, любил велосипед, плавание. Любил работать на грядках, наверное это отвлекало от больничных забот. Мать ему – Василь, береги руки, надень перчатки. Он – А-а, на фиг (про себя, конечно) Работал голыми руками, крестьянский сын) Уходил от любых конфликтов, не припомню ничего похожего на грубость и бесцеремонность. Наверное, уравновешивал этим мамину несдержанность. Или его классическое – был бы хлеб на столе, мне больше ничего не надо. Говорю же – крестьянский сын. Знаю точно, что он недогулял, недорадовался, может, и недолюбил. Такая судьба ему дана была, все перемалывала работа, а просветы дарились иногда. Теперь я догуливаю за него, а может и вместе с ним.
Были у него свои словечки, присказки, взятые конечно из детства, от родителей. «Вынь да положь» или «держи карман шире» - это если кто-то претендовал на слишком многое. «Раз, два и готово» то есть просто все, что не относится к хирургии. Или «брандохлыст» - разгильдяй, порицание такому. А вот «цурик» - чудак, просто набедокурил, бывает. Или «ерундистика» и «свистопляска» - типа, ну это нехорошо, но еще терпимо. А вот «чертовня»-это совсем никуда не годится. Или «раставосить» - разбросать, раскидать. Или «ну, тут ничего не попишешь» - ничего не поделаешь, судьба. Ругался на что-то всегда вполголоса, как бы про себя, чтобы не волновать других. Если был на самом деле зол, то только желваки ходили, и ничего более. Это когда был «молодой-горячий», а к старости стал вообще благостный.
Что он думал о своей жизни? Если бы я был более чутким человеком, то знал бы, а не спрашивал. Я спросил однажды, он ответил кратко – жизнь прожита достойно, вы – хорошие дети (про нас с сестрой). Ну понятно, насчет меня – «Сережа у нас ленивый» с годами сменилось на «Сережа, ты слишком много работаешь». Сбылось ли все, о чем он мечтал? Может быть, переезд из Сибири был поворотом не туда? Как он сам себе поставил еще в юности, борясь с заиканием – «Я никогда не буду хуже других». Это так, да. А вот, жить долго и умереть молодым – тут не все получилось конечно.

Вот и все, что вспомнилось, остается только поблагодарить отца за все. Я очень скучаю по родителям и по Той нашей жизни, где все было на своих местах. Но ее уже никогда не будет, и «тут ничего не попишешь», остается только печалиться на день поминовения. Знаю, что этим усложняю свою жизнь, но ничего изменить не могу. Кому-то же надо быть «мужчиной печального образа»)
Сегодня чуть не сжег квартиру. Поставил отцу свечку под портретом и пошел делать красить стену. Потом почувствовал горелое, иду и вижу – горят обои, столик и тд. Потушил, но урон серьезный, т.к. я хотел все оставить в квартире как раньше. Теперь так не выйдет. Даже не знаю, большой ремонт я никак не осилю. Вот такое поминовение. Родители, не ругайте меня сильно.


















highsky

(no subject)

Вот уже в трех знакомых семьях заболели люди, с легочными диагнозами. Все трое работали. Интересно, работали они по принуждению или по желанию? Событие серьезное, хотя бы потому, что я их знаю. Думаю, что очень большая часть нас неизбежно переболеет. Так или иначе, масок у меня нет, от людей не шарахаюсь, санитария – как обычно. Вообще неспокойно конечно, но наводить психоз не собираюсь. Посмотрим, что будет, главное – пережить текущий день.
Вчера по РосТВ одна из медначальниц с улыбкой джоконды давала интервью – «вирус с нами надолго, возможно навсегда». Получается, пережить день – это мало, надо переждать вечность? Опять же по ТВ, идут начальники, идут кучкой, где соцдистанция!? У нас что, мир вопросов без ответов?
highsky

Вирусные будни

В переходном возрасте я иногда обижался на весь мир и мне представлялось, что все люди куда-то исчезли, или произошла глобальная катастрофа со взрывами или наводнением, и вот я один, и совсем не страшно, и даже стало бы проще жить, так как мир уже не против меня. И вот надо же, сбылось. И даже прошел всего лишь день, а все уже запрещено. Ну, и стало проще жить?
Вчера иду, впереди женщина, в перчатках и в маске, нервничает, оглядывается. Потом остановилась и пропустила меня. Вот, оказывается есть люди, которые очень впечатлительные. Вот им точно будет непросто жить дальше. А ведь эта хрень растянется на годы, имею ввиду разруху в экономике. И вакцины возможно будут общедоступны не раньше чем через полгода. Так как же жить дальше? Один реальный выход – полегче переболеть и получить иммунитет, желательно с соответствующей справкой)
Сегодня утром смотрю – на остановке мелькают отдельные нарушители. Как положено, иду в магазин. Соседка рассказала, как вчера полиция запретила 40 дней, а люди потом пробирались в кафе через хозблок. В магазине все обычно, за кассой заведующая, в маске и без перчаток, на вид вообще никакая, понятно почему. С полигона доносится хоровое «ура», что бы это могло быть?
Так или иначе, дальше я пошел на родительскую могилу – сегодня или никогда. Когда хоронили маму, нам разрешили под обещание, что мы урежем участок. Год прошел, пора уже. Но смотритель не «горит», мол, через неделю, ну понятно, работа «не та». Короче, я поначалу решил убраться, а потом вдруг раскопал и закопал почти все. Завтра придется продолжить, но думаю, меня не стоит осуждать за нарушение «добровольной самоизоляции». И еще могу посоветовать тем, кто хочет быть "тише воды, ниже травы" - выходя на улицу. выключайте мобильник.
Круто самоизолировался сегодня)
highsky

(no subject)

Живу как будто еле стою на одной ноге. Меланхолия рулит) Хотя и внешних причин нет, например таких, как у знакомой, которую залило и ремонт она делает на пару с 92-летней родственницей. А я никак не сменю кран в ванной.
Ушики поранили лапку на эскалаторе и теперь она прыгает на трех, но вроде не унывает. По правде, и и пишу все это ради нее.
В моем подъезде кто-то выставил картины, выглядит приятно. Кто-то рисует, или с горя, или с радости, вопрос – кто? Ничего особенного, но краски хороши. Цвет, силуэт и символ – всего-то и надо.
Из личной жизни - мой внешний диск дефрагментируется уже 8-й день подряд, чего в принципе быть не может, так что же творится вокруг? Обнуление и заражение) Кстати, по поводу вируса. Происходящее у нас представляется какой-то неловкой декорацией. Во-первых, тестовых комплектов в стране нет и пока быть не может, как ставят диагноз, непонятно. Лечить вирус в принципе нечем, только своими силами. И еще эти ограничения. Ну а как же метро – это главный фактор опасности. Кто его выключит? Думаю, что могут быть очень неприятные сюрпризы. Так что – только надеяться на лучшее, или молиться)
Снег какими-то выхлопами сегодня, наверное буду скучать по прошедшей зиме, она была совсем не сердитая)

А также вот цитата, кстати
«Дом стоит, свет горит, из окна видна даль.
Так откуда взялась печаль?
И, вроде, жив и здоров, и, вроде, жить не тужить.
Так откуда взялась печаль?»

Никто не знает, откуда, но похоже, никто этого не избежит, раньше или позже.
Не печалься, Светлое Сердечко, радуйся обновке

Наша подъездная выставка
highsky

(no subject)

Сегодня был в гостях у Нади. Она просто на загляденье, простуда после Италии отступила как и не было. Внук Паша, 4х месяцев от роду, тоже красавчик, в ноябре был квадратненький в своем конвертике, а сейчас кругленький и румяный как блинчик. Надя все мне рассказала, как там было в Удине, ну чисто Шелдон. А она видно давно его не читала, так я напомнил, что он пишет о героических женщинах, которые в одиночку борются со всем миром и выигрывают. Я-то думал, что она расскажет про хорошую погоду, про поездки, про Венецию и т.п. А там была просто спецоперация по душеспасению. И залог для племянницы собрали, и дом купили, и непутевого Чиро образумили, и распрекрасного итальянского пенсионера влюбили, и поездили по окрестностям, даже до Словении добрались. Короче, у меня нет слов, кроме большое спасибо, и на обратном пути я вспоминал этот рассказ и ностальгировал по шенгенским путям-дорогам. Вот так, вторник, вроде обычный будний день, а на деле получилось как выходной)
highsky

ДР Теселкина

Сегодня ДР у Володи Теселкина. Плохо помню, но ни разу у него не праздновал. Если на НГ не у него, то 2-го уже не добраться. Если у него, то к 2-му мы уже не человеки, и уже дома. С этим нам с ним не повезло. Но поздравить – обязательно. Я верю, что он все видит и знает.
Мы с Юлей сейчас поздравляем его. Тебя, Володя, поздравляем! Юля не любит копания в прошлом, но о Володе написала очень душевно. Мне она доверила направить ему. И фото она подобрала. Это тот период, когда я в Курилово не приезжал уже. И там есть люди, к которым Володя относился просто ровно – Гуща и Погорелов. А Болгова, одногруппника, и конкурента по работе, просто не любил. Но фотки-то хорошие!
Итак, вот Юлин рассказ:
«А 02 января у меня связано конечно с Новогодними праздниками плавно перетекающими в празднование день рождения Володи.С 2001 по 2014 эти праздники мы всегда проводили вместе.Особенно яркими были НГода до 2010 .Это как правило встреча с Васильевыми (семьей сестры) в Курилово или Александрове,дети, громкий хохот, передевания в деда Мороза,мешок с падарками,розыгрыши,пляски -песни,шум-гам.Володя любил делать закупки деликатесов на стол,я любила и люблю готовить,накрывать и угощать.Первого числа наступало затишье,прогулки на улице игра в карты Володи с Васильевыми Саней и Андреем.Карты-это их любимое занятие,это сражение не на жизнь,а на смерть.Стояли крики,вопли,стоны...Мы с Ирой хохотали над ними до коликов в животе.А 02 января с новыми силами начинали с утра поздравлять Володю,желать и пить и есть за его здоровье,Саня любил его подкалывать по-доброму,было всегда очень весело.Самым богатым был юбилей 50 лет.Приехали в Курилова его мама,дядя иТвери,Васильевы конечно-же с детьми,а девчонки уже с женихами.Я впервые познакомилась с Верой Федоровной.Мама у Володи строгая ,но очень заботливая ,прекрасная хозяйка и очень любящая свою семью.Папы уже не было.
Позже,летом мы не раз ездили в Нелидово,к ним домой.Дорога длинная,через всюТверскую область.Он открыл мне этот красивейший тверской край,эта дорога с карабельными соснами, просторы,озера,поля,деревни.Едишь,аж мурашки от этой красоты и дух захватывает. Останавливались и слушали тишину.Сколько мы изъездили интересных городов,городков и
просто местечек:начиная от подмосковных Чехова, Астафьево, С.Пасада,Серпухова, Боровска, Н.Иерусалима и заканчивая Ярославлем ,Ростовом,Тулой,Псковом! Наши путешествия были всегда интересными,какими-то легкими,радостными и часто веселыми.Я была штурманом, плоховатым на мой взгляд, а он супер-водитель!
Прекрасный,светлый,радостный и яркий период в моей жизни 2000-2014,и в его жизни я думаю!Он очень относился ко мне уважительно,заботливо и с любовью.
Спасибо тебе Володя,спасибо тебе судьба и ...спасибо тебе Сергей!
Для меня Володя просто куда-то далеко уехал,улетел,ушел...Тела нет,а Душа гуляет по другим , неведомым нам Мирам и живет своей жизнью.Я в это верю абсолютно.
Вот Сергей ,спасибо тебе,вдохновил меня на такие приятные воспоминания.
НО! Много хорошего еще впереди!Будем ЖИТЬ!»

Это – от сердца. Юля, спасибо.

Читал, и думал – а ведь и я мог ездить с ним так же, как бывало. Мы могли бы и втроем ездить, дружили же.
Теперь добавлю. Да, с началом 2000-х что-то изменилось. Я сильно увлекся новой работой, ночами работал, не мог оторваться. Но разве в этом причина, что мы с Тесловым расходились? Он все так же до 2006-го в очередь с Селивановым возил в Шереметьево-обратно моих родителей. Мы иногда встречались накоротке на нашем хорошем месте на перекрестке Киевки и Бетонки. А как раз тогда в его жизнь вошла Юля, о чем она и рассказала. А раз мы с Юлей были в разводе, то мне казалось – нормально, все же на добро. А Володе так не думал. Он звонил мне, особенно если выпил, и винился – извини, мол, наверное, это неправильно, что мы сЮлей то-то и то-то.. Я ему – да Володь, все нормально, раз само так получается. Ни разу не получилось мне его убедить, так и расставались, что будто бы он не прав. Я быстро все это забывал, а он может и тоже, не знаю.
Потом в 2007-м я сильно заболел позвоночником, что-то там нарушил и с трудом ходил, работать не мог сидя. Лечился, и Володя меня привез из больницы. Тогда мы хорошо поговорили, но уже казалось, что ему как-то утомительно со мной. Потом я выздоровел, стал делать лечебную гимнастику, попросил его сделать железки для этого. Он сделал в своем цеху, встретились на дороге, и что-то пошло не так. Я реально чувствовал сильную тяжесть, угрозу какую-то. Может, я походя плохо поблагодарил его, ему стало обидно за мастеров – делал-то не сам, начальник же. Так ли иначе, разговор в машине стал тяжелым, и мы с облегчением расстались, мол, ну слава богу, только не сегодня. Вот с этого и началось наше реальное отчуждение. После мы несколько лет почти не созванивались, родители к тому времени вернулись из Штатов насовсем, так что вроде никто не напрягался. И только лет через пять, вроде к 2010-му, мы случайно встретились в Селятино, они были с Юлей, мы нормально поговорили, ну и что? Песня-то спета, закончилась. А потом умер мой отец, и вроде все устаканилось, другие углы стали острыми. Я так и работал во все тяжкие до своего ухода из Аналитики в 2014-м, о Володе слышал иногда от Юли, что все идет по-разному, но как и у всех, приемлемо. В 2014-м я съездил на два месяца в дальние края, приезжаю – Юля говорит, у Володи скоротечный рак. И через два месяца его не стало. То есть последние 5 лет мы с ним не виделись вообще, без меня он пережил самые тяжелые времена – смена работы, а потом ее потеря, потом – болезнь.
Что получается – я по жизни все важное пропускаю. Пропустил семейную жизнь, пропустил взросление дочери, пропустил друга, который жил и был ближе всех, двадцать минут езды и все. Я понимаю, что судьба и все такое, но все же очень жалко пропускать-то, особенно когда все разом видишь.
Но классно то, что и Володя и Юля нашли друг друга, я чистосердечно всегда радовался за них, что они вместе. И дочь моя выросла хорошим человеком, несмотря на то, что я все пропустил. По сути-то баланс счастий и несчастий сохранился, поэтому чего уж слезы лить, как в кино?
Володя, с Днем Рождения тебя! В твою честь я даже выпил второе пиво, даже расчувствовался.
Мы тебя не забываем, мы всех помним, вы с нами, те, которые раньше были с нами.
Collapse )
highsky

У Нади

Сегодня был наконец у Нади, даже совпал с ДР уже двухмесячного Паши. С 90-х годов мы дружим, она – самый близкий друг нашей семьи. Помню, как родители уезжали казалось навсегда, и мы с Надей провожали их в Шереметьево, и как будто тогда разом выключили прошлую жизнь. Мы и их сегодня вспомнили, и других своих близких, и сошлись, что мы еще встретимся все вместе когда-то и где-то там. Паша тем временем додремывал ночные сны за стеной, а потом и проводил меня, такой весь курносый и «квадратный», в-общем, хороший парень) Я ему пожелал прожить достойную жизнь, научиться всему лучшему от мамы Ани, папы Леши и конечно, от бабушки Нади. А Надя – это Душа, так ее называл Галин муж Арт, который уже там, где мы встретимся. Что-то мой рассказ забирается на какие-то высоты, что недолго и голос сорвать, так сказать. Ну не смогу я достойно написать про человека, тем более, она и попросила не говорить лишнего. Ну так тому и быть, просто они все трое – большие молодцы.
Позавчера перестал работать трекер, а я только начал пробовать новую систему. Достал старый планшет, обустроил, заработало. А вчера ожил и штатный дивайс. А я уж испереживался)
Также вчера вернулась из больницы одна из двух соседок, которых я типа опекаю. «Розоволосая» Тамара сейчас в Кемерово, а выздоровевшая Тамара – это коллега и подруга мамы. Ей вылечили болячку, с которой живут долго, но и умирают в минуту. Такая же и у меня, но я решил не лечиться, да и не предлагали. Завтра узнаю подробности.
За окном заметает снег, давай друг, делай свое дело, остался месяц всего-то)


highsky

9 лет без папы

Сегодня 9 лет как мой отец, Гостев Василий Кузьмич, ушел в лучшую жизнь. Я раньше рассказывал о нем как о солдате, теперь – как о человеке. Не буду ждать еще год, это нужно сейчас.
Я постарался подобрать его фотографии так, чтобы было понятно, почему его все любили и уважали. Таких называют ясноглазыми. Это был светлый человек, ангел во плоти, я именно так считаю.
Он был великий труженик, лучше так - народный труженик Советского Союза и России, большой и доброй души человек. Исключительный человек. Родился в Татарино, дальней воронежской деревне. Большая, небогатая, но добропорядочная семья, непростой деревенский быт, как и везде в те времена. Из семьи с пятью детьми он прошел весь путь от земли до предначертанного предела, прожил дольше всех и сделал для людей больше всех. Всю его семью разметала война. Больше всех он любил свою сестру Марию, и мы все любили тетю Машу, ездили в Бердянск, где были море, раки и всегда радушный прием.
Наверное дан был ему ясный огонек в душе, и он хранил его всю жизнь. Начало было положено книгами, он читал бывало и в ночь, под одеялом со свечкой, и это были правильные книги - Жюль Верн, Джек Лондон. Припоминаю, в детстве он мне рассказывал о своих героях - Гаврош, например, из "Отверженных" Гюго. Он видимо очень хотел, чтобы я прочел ее и что-то для себя понял. А я сделал это только в 62 года, вспоминая через строку отцовские слова, и так и не порадовал его вовремя. Наверное, именно в детстве родилась его мечта о другой жизни, но также и неразрешимый вопрос – почему в жизни не все получается как в книгах? Если сильно к чему-то стремишься, то если и достигаешь, также и теряешь. Чего же было больше, и стоило ли дело того? Мог ли он знать, что многолетняя людская боль так подточит его силы? Ответ ушел вместе с ним.
Как я понял, по жизни его провело именно желание доказать, что он может быть похожим на своих книжных героев. Когда он был малышом, его чуть не забодал теленок, от чего он стал заикаться. Именно тогда сформировался его характер, он ни за что не хотел быть хуже других. Он победил таки это заикание и стал не хуже, а даже лучше других. Он пошел по пути, самому нужному для людей - поступил в медшколу, потом в Воронежский мединститут. Стал Сталинским стипендиатом, а в итоге - безупречным хирургом. А самое главное - настоящим человеком. Не знаю каким бы человеком стал я, но читая свой дневник семиклассника, теперь вспоминаю - как-то я случайно услышал, как папа сказал маме, что мол наш Сережа ленивый. Когда такое слышишь не в лицо, значит так о тебе и думают. Так это или нет, но два года до окончания школы я потратил на подготовку к институту, и поступил таки. Так что спасибо отцу за жизненный старт.
Папа прожил правильную, но непростую жизнь. Правильную потому, что всегда стремился и делал все по максимуму. А это самое важное для хирурга. А непростая потому, что у хирургов того времени по-другому и быть не могло. Он провоевал фельдшером два года, был дважды ранен, награжден Орденом Красной Звезды. Тогда, при коммунистах, все было строго, и нельзя было откупиться, как сейчас. Если надо, приходилось идти среди ночи и делать свое дело. А мы несколько лет жили на территории больницы, так что ночи редко были спокойными. В конечном итоге он проработал до 77-ми лет, причем последние 9лет работал в поликлинике, принимая по 30-40 человек, и никто никогда не уходил обиженным, это истинная правда. Как он выдавал справки и больничные, не нарушая правил, не знаю. Просто он уважал людей.
По характеру он был абсолютно неконфликтный человек, наверное, просто берег силы для более важных дел. Меня малого наказал ремнем всего один раз, за что не помню, но помню, что и обиды у меня не было, хорошо, что все быстро кончилось) В семье он обычно больше помалкивал, все носил в себе. Это и понятно, спрос с хирургов особый, да и он сам еще себя подзагружал. И я общался с ним, как это обычно бывает в семьях: привет - как дела - нормально. Теперь печалюсь, жалею очень, что целые пласты жизни и переживаний родителей теперь забыты и недостижимы. Мама один раз даже сказала о нем, как было в молодости - скучный он был. Ну что же, мама бывало скажет, в карман за словом не полезет) Да, в институте быть круглым отличником - это может и скучно, но весельчаки и тогда и сейчас ходят в троечниках. Зато папа буквально расцветал, когда мы встречались с друзьями, самые близкие были Лебедевы. Вот тогда были и шутки и тосты и все такое подобное. Да, он любил говорить цветистые тосты, мало пил, почти не бывал пьяным, наверное, насмотрелся пациентов с белой горячкой.
Единственный человек, с которым папа дружил и доверялся сердцем, был наш сосед Ефим, тоже хирург. Он был намного моложе и очень переживательный, и папа просто по-отечески опекал его. Они подолгу говорили на лавочке перед домом, и оно было нужно и приятно обоим, это было видно. Когда Ефим умер от инфаркта, папа очень переживал, да к тому времени он и сам уже страдал от многих болезней, но героически продолжал работать, иного слова не подберу.
Из человеческого припоминаю его словечки: друг любезный (в ироническо-осуждающем смысле), ерундистика (когда что-то не получалось), эта басня долга, да что за черт, господи боже твоя воля (и это и то всегда звучало, когда мама его ругала, а он никогда не скандалил ни с кем). Меня в ребенках называл – Сережинка. Он очень любил смотреть на дождь и грозу, всегда выходил на балкон, видно это ему что-то напоминало, может из детства. А теперь мне уже не спросить у него – Ну как, пап, гроза, ничего себе? Когда мне было 8-10 лет, мы вместе много занимались фотографией, ездили гулять по Москве, ходили по музеям, на футбол. Это было самое золотое наше время. Потом начались старшие классы, институт, я стал жить своей жизнью, обособился, о чем очень жалею, но теперь уже ничего не изменишь.
В 2000-м году и папа и мама закончили работать и уехали жить к дочери Гале в США, в Калифорнию. Это была достойная награда за долгий и трудный жизненный путь, Галя хорошо постаралась. Вернулись в 2009-м. У папы к тому времени обнаружили неизлечимую болезнь Паркинсона. Это не особенно проявлялось внешне, поэтому я не особенно вникал и беспокоился, как обычно это бывает, к сожалению. Зато сам папа конечно понимал, что это и к чему приведет. Он стал меньше читать, любимые газеты только просматривал, стал более молчаливым и в то же время чувствительным. У меня тогда было много интересной работы, также много разъезжал по разным местам, и все печальное как-то проходило побоку. Однажды все стало совсем плохо, но чудом и нашими молитвами выкарабкался, но после этого дела постепенно пошли еще хуже. Силы убывали, и вот в один день он упал и больше не смог подняться. Правильно или нет, но мы все решили, что надо везти его в больницу, в его родное отделение. Я не помню, что сам папа говорил тогда, но я на всю жизнь запомню его взгляд, когда его уносили из дома на носилках. Мы же, и я лично относились к этому очень серьезно конечно, но все равно рутинно, ведь не первый же раз это случается... Вся остальная история продолжалась несколько дней, и мы постоянно были рядом. Папа почти не говорил, но как-то реагировал на наши слова. Почему-то мы не смогли толком попрощаться, как во сне делали свое дело. И вот утром 25-го июля 2010 врач сказал, что папа уходит, и к вечеру он ушел от нас, ему было 87 лет. Как помню, мы все были спокойны, то ли от усталости, то ли от неизбежности. На похоронах было очень немного народа, от больницы были двое человек, семья и Лебедевы конечно, Флора Петровна с внучкой.
Незадолго до ухода он подробно рассказал о своей жизни, но только факты, ничего особо личного и исповедального. Видимо, я был плохой интервьюер. Только после смерти я припомнил и разложил в памяти многое. С мамой они были совершенно разные и не вели каких-то проникновенных разговоров, но прожили вместе 56 лет «не разлей вода», и были как журнальный столик и кресло, всегда рядом, то есть одно без другого не бывает.
Папу отняла у нас болезнь, так бы он еще прожил, но он уже очень устал, и он сам не раз признавался, что готов уйти. Галя вернулась в США, и мы с мамой зажили вдвоем, но это была уже совсем другая история. Я часто приходил на папину могилу, хотя говорят, что не стоит беспокоить ушедших. Но мне это было по душе, я рассказывал папе новости, жаловался, если была нужда в этом. Это продолжалось примерно два года, потом почему-то желание разговаривать ушло. Печально, но может быть так и должно быть. Сейчас я просто прихожу и вспоминаю, что было, очень жалею, что много не сделал и даже не сказал. А теперь рядом с папиной еще и могила мамы, и происходит все то же самое. Наверное, так было всегда, и будет, но уже с нашими потомками.
Бывает, стою у окна и кажется, что вот сейчас он пройдет своей деловитой походкой (был небольшого роста, шаг короткий) и войдет в дом, как всегда после работы. Или представляется, что вот раздастся звонок, а за дверью они оба – папа и мама. Что бы мы делали, не знаю, может обнялись бы и поплакали от радости встречи.

Я горжусь своим Отцом. Всегда буду помнить и любить.
Здесь папа с мамой на «сиреневой» фотографии, как всегда, рядом. Была ли их жизнь счастливой, не знаю, никогда не говорили об этом, но вот правильной – это точно.


Последнее видео с папой


Collapse )